Російськомовні Українські Націоналісти стали партією. Хто вони?

У Києві відбувся установчий з’їзд партії РУН – Російськомовні українські націоналісти. Почавшись зі спільноти в соцмережі, рух розрісся до всеукраїнської громадської організації, а тепер керівники вирішили зробити його партією. На з’їзд у типовому актовому залі, крім учасників громадської організації РУН, прийшли і просто її симпатики, а також запрошені гості.

Про що говорили на зібранні?

Зважаючи на назву громадського руху та враховуючи, що доповідачі перемикалися з мови на мову, подаємо цитати в оригіналі:

Ігор Полуектов, головуючий на засіданні.

Разкажу, как я пришел к РУН. Один человек из Москвы, которому я докладывал о ситуации на Майдане, пытаясь убедить, как и почему все происходит, решился приехать и посмореть. Попросил меня организовать встречу с РУН. “Правый Сектор”, считал он, его побъет, а с ними ему было не страшно.

Я никогда не входил в члены каких-либо политических партий, но перед Евромайданом понял, что пора что-то кардинально менять. Одной из причин этого были диалоги с представителями власти, которая существовала тогда. В одном из таких диалогов, чуть больше чем год назад, представители власти предложили отдать бесплатно понравившийся им объект недвижимости, принадлежащий нашему предприятию. На мое предложение компенсировать хотя бы понесенные на покупку этого объекта расходы” и на замечание, что это было бы справедливо, этот представитель власти тогда ответил: “Люди, которые просят им отдать объект, не знают слова: “справедливость”. Тогда я понял, что в этой стране есть те, кто не только знает такое слово, но и осознает суть справедливости и…”другие люди”, кто не знает и не понимает, что это такое. И с тех пор я поставил себе, как гражданину Украины, задачу сделать так, чтобы только люди, которые знаю и понимают, что такое “справедливость” были при власти в этой стране. С этого и началась моя личная борьба и участие в политической жизни Украины.

Іван Маркевич, інженер-металург, керівник Громадської організації “Народна Воля Дніпра”. В партії РУН планує займатись економікою.

З Дніпропетровськом зараз не все так просто. Піар-картинка на провідних телеканалах не відповідає дійсності. Де-факто сьогодні існує Дніпропетровська Народна Республіка, просто під прапором України. І питання часу – коли ті люди, які зараз розмалювали все місто, але нічого не роблять – як знаєте, у Дніпропетровську перше місце займає опозиційний блок – питання часу, коли вони свої вимоги будуть відкрито формулювати президенту і всім нам.

Александр Шведов, російський журналіст релігійної тематики. Через програму Skype.

Говорю из самого сердца Московии – подмосковного поселка Жуковского. Родился в Москве. В русскоговорящей семье. С 14 до 17 лет жил в Запорожье. Там вивчив українську мову. После этого вернулся в Россию и живу там до сего дня. Заочно окончил Український католицький університет, соответственно, моя жизнь с Укриной связана. Но украинских корней у меня нет.

Я через фэйсбук следил за РУН. Считаю, что они делают чрезвичайно важное и полезное дело. Думаю, вы заполните политическую нишу, в которой сейчас, видимо, вакуум.

Я принадлежу к тому слою людей, которые есть в России, которые сочувствуют Украине. Ви подверглись российской агрессии. Называть можно по-разному: либо это российская агрессия при поддержке со стороны сепаратистов, либо наоборот – движение сепаратистов при активной поддержке РФ. Главное, что, как и 100 лет назад, гражданская война и иностранная военная интервенция – неразделимы.

Я много раз бывал в Украине, но больше наблюдал по соцсетям – “Москаляку на гіляку” и так далее. Это отталкивает от Украины россиян, симпатизирующих Украине. А вы розвязываете понятия “политическая нация” и “этническая принадлежность”. Того, что кто-то целенаправленно путает. Путание политической и этнической нации – в этом корень многих бед. А что люди могут думать и говорить на родном языке, но при этом быть патриотом Украины и принадлежать к политической нации – это то, что вы делаете. Замечательная вещь.

Та поразительная ситуация, что на востоке после всего, что было, опять проголосовали за тех самых – даже для меня это большой удар. Повидиму это от безысходности. Они не видят политической силы, за которую б русскоязычные отдали голоса. Такой силой, по моему мнению, можете быть вы. Я, будучи крестьянином, греко-католиком и проживающим в Москве украинцем в душе, желаю вам всяческих успехов. Слава Господу Богу. Слава Украине. Героям слава.

Ліза Богуцька, архітектурний дизайнер із Сімферополя.

Никогда раньше я не замечала за собой особого патриотизма. Но отнажды поняла, что влюблена в Украину. Ощутила, что во мне бурлят украинские страсти даже больше, чем в украинцев, которые живут на западе Украины. Я не впустила в сердце насилие, когда пришла к нам соседняя держава, и сделала для себя открытие, что украинец – это теперь не нацоинальность, не место проживание, это мировозрение. Украинцами себя сейчас щитают русские, литовци, поляки, белорусы, немцы и многие граждани мира. Они по духу украинцы. Потому что украинец уже ассоциируется со словом “патриот”. А патриоту не важно, сколько денег в кармане, где родился, на каком языке говорит, это человек, который оценивает любовь к родине не деньгами, а размером души. Время делает нас закаленными. Я считаю неправильными слова, что Украина должна расцвести до економического чуда, и после этого приглашать к себе Крым. Я считаю, что это позиция России, которая сама купила крымчан, а теперь мы должны перепокупать предателей. Считаю, что Крым должен вернуться тогда, когда Украине трудно, и мы вместе будем строить сильную державу. И я не собираюся ждать долго. Украина не делает ничего, чтоб Крым вернулся, но этот день семимильными шагами приближает Россия. Очень многие в Криму поняли, что произошло. Искренные патриоти не принимали гражданство России, а те, кто принял, уже многие говорят, что стало хуже, и готовы вернутся в Украину.

Ігор Точонов, Макіївка. Кандидат економічних наук, доцент.

Сергей (Замілюхін, засновник і керівник руху. – Gazeta.ua) просил меня выступить на тему, как я докотился до такой жизни и как оказался РУНовцем. Мы вчера обсуждали тезисы, в каком ключе выступить, но скажу, что ночью все изменилось. Свое выступление назву так: “Трансформация мировоззрения личности во второй половине первой четверти ХХІ века на Востоке Украины”. Так обычно пишут в учебниках истории и политологии. Я отклонюсь от стандарта учебников и продолжу это название: “Или путь от обывателя к РУН”.

Я думал, что живу в Украине, в едином государстве. Оказывается – нет. Многие друзья перестали быть таковыми. У моих друзей есть сын. Как-то вечером звонит подруга: “Знаешь, мой Тема сказал, что идет погуляет с ребятами. Ночь – его нет. Утром отзвонился – мама, я на Майдане”. Ми все в шоке, мама его – в слезах. Его никто не понимал. Как же так, парень из Донецка поехал на Майдан. К середине Майдана начались разговоры. Я задал себе вопрос: почему этот пацан 20-летний может быть на Майдане, а я нет? Почему он выбрал этот путь, а я, самодостаточный мужчина, не делаю подобных усилий? Почемо он решает мои жизненный проблеммы, проблеммы нации, а я этого не делаю? В Донецке тоже был Майдан. О нем мало кто знает. Этот молодой человек Артем – вот, сидит в 4 ряду. Он пострадал на этом донецком Майдане. Он вдохновитель моего сегодняшнего выступления.

Каждый должен заниматься посильним делом. Что я могу? От объединения РУН я є членом громадської ради при Мінрегіонбуді. Я могу хорошо учить студентов. Я не беру со студентов денег. Поэтому говорят: Точенов – сука. Это тоже радует. Это характеристика. А когда ко мне записываются на дипломирование, меня тоже радует, потому что ко мне приходят те, кто хочет учится. Будучи проукраинской окраски, как там говорят, я не могу смотреть на то, что делается на Донбасе. Я отфелонил начало учебного года, подчинился распоряжению Министра Образования Украины. Я не участвовал в учебном процессе, который заставили в Академии проводить сепаратисты. В Донбасской нацакадемии строительства и архитектуры нашлась крыса – и в ДНР меня объявили сепаратистом. Он сепаратист, он разделяет наш ВУЗ.

Хочется закончить речь всем известными словами Деда Панаса, но не буду. Скажу Слава Украине!

Олександр Ружанський, голова Харківського осередку.

Доброго дня, шановні пані та панове, дамы и господа. Моя история отношения к власти уникальна, благоджаря двум возможностям посмотреть на нее сблизка. Первая в армии. Служил я не где-небудь, а в Кремлевском полку КГБ СССР. Это был первый разрыв шаблона для пацана со спального района Харькова. Ганял голубей, думал про советскую власть все хорошо, и тут такое… Были в нас люди, которые ходили к Мавзролею. Я до них немножко не дорос, поэтому занимался снабжением. Да, посещал все дачи, заведения ЦК КПСС.

После армии пошел роботать на завод, поступил в юракадемию. Комунисты попытались склонить в партию: “Ты где служил? Быть комунистом тебе сам Бог велел!”. Я говорю, понимаете, поскольку я воин-кремлевец, я Слижком близко вас видел, и потому ненавижу.

Потом получилось так, что я работал в прокуратуре на самой не хорошой должности, как там считают. Следователем. Уже столкнулся с новой властью, и снова с ее подноготной. Поетому в отношении власти я был полным нигилистом.

В 2004 году я ходил в Харькове на Майдан, будучи независимым юристом, но не будучи в никакой партии. На новом Майдане я бил со “Свободой” чуть-чуть, помогал “Правому Сектору”, везде что-то не то. Потом в соцсетях увидел РУН. Сразу – раз. Вот это то.

Думаю, антиукраинские силы будуть использовать следующие местные выбори для реванша и при благоприятном для них исходе, а именно – получении большенства в наших городской и областной радах – разыграть Донбасский сценарий со всеми вытекающими. Поэтому консолидация националистических сил в области является, как говорил дедушка Бланк, архиважним вопросом. Не смотря на победу над Янукорвичем, украинские националисты, как ведущая сила этой победы, оказались в плачевном положении. “Свобода” разтеряла електорат, “Правый Сектор” не преобрел. И здесь РУН может оказаться весьма привлекательной для националистов востока Украины, которые в обльшинстве – русскоговорящие.

По закону для прохождения в местные совети нужно набрать 3%, но потенциал националистов выше. На примере Харьковского округа 173. Кандидат от “Свободы” получил почти 9%. Партия Свобода получила 2,7%. К стати, я слабо представляю, чтоб человек, выбирающий кандидата от “Свободы” проголосовал за другую партию. По моему мнению, “Свободу” сознательно мочили как партию, которая могла попасть в парламент. Но я о том, что в случае участия РУН в местных выборах, мы должны выделить харьковской области внимание в силу сложившийся сложной, но и перспективной для нас политической ситуации.

Северин НАЛИВАЙКО

Джерело: Gazeta.ua

Напишіть відгук